l

«Минус один» и другие.

Небольшая подборка новых книг для детей и юношества от издательства Время.

1

Книги очень разные, интересные и неоднозначные. Поэтому в рассказе о них будет о-о-очень много букв. И не очень много картинок. :)

Новинка от моих любимых авторов. Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, «Минус один«.

1

Мне очень нравится, что в последних произведениях этих замечательных белорусских авторов помимо подростков в сюжете активно участвуют и их родители, весьма полноценные персонажи со своими проблемами и способами (вариантами) их решения. Таким образом, книги знаменитого тандема из разряда подростковой литературы переходят в разряд литературы для всей семьи. То есть тот самый случай, когда взрослые читатели вдруг, совершенно внезапно, обнаруживают внутри детской книжки такие острые и близкие им, взрослым, серьезным и состоявшимся людям, проблемы.

Небольшое лирическое отступление и небольшой экскурс в сюжеты прошлых книг Андрея и Евгении. В «Гимназии №13″, «Москвесте»,  «Бежим отсюда» и некоторых других повестях родители школьников отсутствуют как факт. Они, разумеется, где-то есть, подразумеваются, но абсолютно вне сюжета, мы ничего о них не знаем. Начиная, кажется, с книги «Открытый финал» (а уже после неё были «Пока я на краю» и «Сиамцы») в повестях появляется полноценная линия взрослых, родителей, со своими проблемами, ошибками, сложными характерами.

В повести «Пока я на краю» авторы как бы невзначай ставят рядом то, что называют проблемами некоторые взрослые, и неожиданно жуткие и глубокие проблемы самого обычного подростка. В то самое время, когда девочка Алла находится буквально на краю, между жизнью и смертью, когда вопрос об уходе из жизни (и полной безнадежности этой самой жизни) будоражит все мысли подростка, мама говорит ей о своих проблемах с воспитанием непутевой дочери, как раз этой самой Аллы («Так вот, оказывается, не у одной меня такие проблемы с подростком»). И очень остро звучит фраза девочки: «У нее проблемы, – подумала Алка, – а у меня тогда что?» Сразу начинаешь понимать что-то такое в отношениях со своими детьми, до чего не в силах добраться и достучаться ни один современный психолог.

Так вот, вернемся к книге «Минус один». Завязка сюжета такая: семья с неизлечимо больным ребенком (какой-то редкий и очень экзотический синдром) на консультации у профессора внезапно выясняет, что ребенок, которому уже 14 лет, абсолютно здоров! Конечно, с одной стороны это огромная радость. Но и растерянность, когда все выверенные годами осторожные шаги и поступки оказываются не нужны. А нужно строить жизнь заново, здоровую и обычную жизнь, адаптироваться к ней. Причем, не только ребенку, но и его родителям.

2 3 4

Мальчик Слава, проведший 14 лет своей жизни в домашнем тепличном режиме, начинает каждый день ходить в школу. «Ну и что хорошего в вашем выздоровлении?» — думает он. А еще пытается самостоятельно гулять по городу и знакомиться с девушками (о чем еще может думать здоровый подросток). В жизни вдруг обнаруживается масса неизвестных и непонятных моментов! В автобусе, оказывается, нужно платить за билет, ориентироваться на улицах города непросто даже с помощью навигатора. А в школе вообще разворачиваются почти что детективные события, что в общественном, что в личном плане.

5

«Слушай, у вас каждый день такое?» — спрашивает Слава у одноклассницы. И получает ответ: «Нет. Обычно всё проще. Но бывает и сложнее.»

Еще одной школой жизни для Славы становится секция самбо с неожиданно мудрым тренером и весьма неординарными выездными соревнованиями.

6

Забегая вперед скажу, что Славе удалось адаптироваться к жизни, ощутить в полной мере её вкус и стать хорошим человеком. Но для этого, разумеется, нужно было через многое пройти, кое-что в себе понять и, главное, сохранить свой собственный внутренний стержень порядочности.

А как же мама Славы? После 14-ти лет дома, когда все силы и средства были подчинены только одной цели — жизни и здоровью ребенка… И вдруг приходится остановиться и ощутить… пустоту! Вокруг и в душе, везде… Это неуютно и… страшно. И тогда отец Славы помогает жене выйти из ступора очень жёстким (и жестоким!) методом — выносит на помойку все фотоальбомы ребенка, которые его мама Надя собирала педантично и скрупулезно, фиксируя на фотопленке все самые-самые события из жизни маленького Славика, боясь, что этот день и час могут оказаться для него, в силу болезни, последними.

7 8

Шок, боль, но мама Славы сумела изменить себя и снова начать жить. Опять же, забегая вперед, скажу, что меня очень, просто очень-очень порадовал эпизод, когда отец Славы через некоторое время вернул домой все эти пресловутые альбомы. Никуда он их не выбрасывал, просто унес в машину, чтобы вот такой вот шоковой терапией как-то взбодрить раскисшую жену. Лично я, наверное, не смогла бы жить дальше вместе с человеком, хладнокровно выбросившим дорогие и важные для меня фотографии и воспоминания.

В общем, в книге масса интереснейших сюжетных линий. Запутанных, проблемных, неординарных. Оторваться от чтения, не закончив книгу, абсолютно невозможно. Затягивает необычайно. Замечательная и очень глубокая книга для детей и взрослых.


Лабиринт

«Человек-невидимка из седьмого «Б»«.

9

Эта книга, на фоне остальных экземпляров из этой подборки, показалась мне немного пресной. Она добрая, хорошая и интересная, но особенных страстей, злодеев и ужасов внутри не наблюдается. Хулиганы не бьют, а всего лишь говорят и делают гадости, столкновение двух велосипедистов-спортсменов на соревнованиях заканчивается всего навсего ушибами,

10

и даже родители главных героев, поссорившись, быстро и спокойно мирятся.

11

Но зато в книге есть стихи, скорость, любовь и тайна.

12

А еще много велосипедного спорта, собак

12-1

и хороших подрастающих мальчишек.

13

Рекомендую для лёгкого и спокойного чтения.


Лабиринт

«Ангелы и пионеры«. Автор книги — Ксения Викторовна Драгунская — дочка знаменитого писателя Виктора Драгунского, того самого, который придумал Дениску и других героев.

14

Книга, мягко говоря, необычная. Начинается с немного бредового сюжета о принесенной на урок собачке, о бабушке, которая омолодилась до состояния восьмилетней девочки, о дедушке, который поёт песни чайному грибу Геннадию Васильевичу, и о крайне необычном меню этой веселой семейки. «Сегодня ничего особенного, как обычно — конфеты с ликером на первое, вобла на третье, на четвертое — чебуреки, а вместо второго могу наподдать вам веником.»

Чуть не бросила читать книгу, честное слово. А потом решила попробовать еще немного попродираться через книжные строчки. А там… Рассказы про школу и ЕГЭ. Это вообще такое животрепещущее и больное, что текстом я сначала восторгалась от души, а потом зачитывала старшей дочке по телефону под дружное подхихикивание мам и бабушек с соседних диванчиков (дело в музыкальной школе было).

15

16

17

А дальше весь этот абсурд сменился тихой грустью и философскими размышлениями о том, как просто навешать ярлыки (чурка, гастарбайтер), а ведь люди-то среди них бывают хорошие, добрые и совестливые. А еще когда-то их отцы и деды воевали за эту землю, где сегодня чиновникам нет никакого дела до упавшего памятника погибшим солдатам.

18

19

А самое главное, что дети всей этой национальной розни не понимают и мечтают совсем о другом мире. «И скоро все станут взрослыми и построят другую жизнь, где люди ездят не ишачить, а в гости к друзьям, где никто не обзывается чурками и не бросает солдат — ни живых, ни железных, а земля с берёзами, абрикосами, сыроежками и виноградом не глядит сиротой

И на фоне таких вот историй уже гораздо спокойнее читаешь о том, что «к приходу гостей мы решили навести наконец чистоту и порядок и долго вылавливали муху из молока в мисочке нашей кошки Фроси:)

Юмора в этой книге — хоть отбавляй! Он плещется веселыми волнами, скачет прыгучими мячиками, щекочет в носу шипучими пузыриками смеха. Просто иногда этот юмор… немножко своеобразный: «Тётя Наташа — хороший человек, но похожа на кого-то очень противного то ли из мульта, то ли из компьютерной игры. Я не могу точно вспомнить на кого, но, когда я её вижу, мне очень хочется её выключить или убить, не по-настоящему, конечно, а по игре, и поскорее перейти на другой уровень.»

Есть в книге истории грустные, но с оптимистичным концом. Так, например, две подружившиеся мамы решают подружить и детей. А дети, едва познакомившись и сойдясь в главном («жизнь даётся один раз и её надо прожить, а не протерпеть«), решают отправиться в Таганрог, к морю, пока взрослые ведут на кухне стандартные и скучнейшие разговоры «про холодильники, распродажи, скидки и санкции«.

20

Не забыли они взять с собой бабушку в инвалидной коляске, а еще кота в переноске. «А на улице прохожие оборачивались вслед странной компании. Девочка катила инвалидную коляску. В коляске, укутав ноги пледом, сидела пожилая женщина. На коленях у неё был кот в переноске. Женщина с интересом смотрела по сторонам и рассказывала коту, что видит. Рядом парнишка нёс два рюкзачка. Февраль кончался. Далеко за домами, за бело-синими высотками, на хмуром вечернем небе появилась оранжевая полоса, и казалось, что там, вдалеке, хорошая жизнь и какие-то совсем другие дела. Главное — увидеть этот ясный оранжевый свет и пойти к нему навстречу.»

Книга оказалась удивительной: глубокой и очень нежной. А в самом конце книги — небольшой бонус, для тех, кто дочитал. :) Воспоминания Ксении о своем детстве и об отце, оформленные также в виде нескольких немного смешных и немного грустных рассказов.


Лабиринт

«Штандер, ножик, цу-е-фа.» Эта книга у меня почему-то прочно ассоциируется со всем известной фразой «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее»…

21

Повесть Екатерины Ждановой переносит нас в детство. То самое детство конца прошлого века, когда дети абсолютно без присмотра гуляли на пустырях, жевали гудрон и играли в ножички. И как только мы выжили в окружении этого бессчетного количества опасностей??? А еще в те времена дети не боялись садиться в машину к незнакомцу, жарили мясо на раскаленном утюге

22

и лечили простуду адской смесью горячего молока, йода, марганцовки и чернил. (Меня, кстати, лечили чем-то похожим, только чернил и марганцовки там не было, зато были сода и сливочное масло, бррррр….)

23

В этом самом детстве были настоящие друзья.

24

И все болячки (а также переломы, раны и прочие неприятности) заживали как на собаке, или даже быстрее.

25

Вдохновения хватало на почти что настоящие стихи.

26

И всё это называлось простым и понятным словом «счастье». Сегодняшние дети скорее всего не поймут многих ярких и «говорящих» моментов из нашего прошлого. Но уж точно зауважают вас за ваше трудное детство. :))


Лабиринт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>